?

Log in

No account? Create an account

Александр Заварин

Previous Entry Share Next Entry
06:24 pm: Был у отца сегодня. Маленько посидели, выпили, поговорили. Решил наконец увольняться с работы. Все-таки - 85 6-го июня. Вчера ему главный конструктор сказал - "Сергей Александрович, увольняться только через мой труп". Начальник лаборатории, по дороге домой - "Сергей Александрович, зачем вам увольняться? Приходите когда можете и насколько можете. И сидите, делайте то, что считаете нужным" Отец, конечно, посмеялся, но ведь люди -то не шутили. Завидую.
О войне конечно поговорили. Напомнил одну историю, которую слышал от него еще подростком. Оказалось - напутал. Попросил повторить. Попробую своим занудным стилем изложить.

 "О роли случайности в ходе боевых действий"

Керченский полуостров, 7 ноября 1941 года. Артдивизион, в котором мой отец командовал батареей, потихоньку отступал. При полном остсутствии пехоты и всяких иных частей.  Наконец, то ли отступать надоело, то ли по приказу сверху или просто позиция понравилась, они остановились и развернулись на вершине здоровенного кургана, с которого местность просматривалась на несколько километров. Стоят, стало быть. Долго стоят. А немцев - нема. Хотя обещались. Смотрел-смотрел командир дивизиона в бинокль, что-то высмотрел и говорит: "Заварин, бери связиста и дуй вон к той скирде у села. Увидишь немцев, будешь огонь корректировать". Заварин (мой отец, то бишь) посмотрел в бинокль и вместе со связистом направился в указанном направлении.
 Запомнилось отцу, как у связиста щелкала катушка, разматывашая телефонный кабель. И еще тишина запомнилась, которая на фронте, как известно, не к добру. Добрались до скирды. Забрались наверх, замаскировались, собрались ждать. Но ждать не пришлось. Из-за дальнего дома села показалась колонна пеших фрицев. Здоровая такая колонна. Отец докладывает "Товарищ капитан, немцы, много. Близко." "Ничего, Заварин" говорит капитан "все нормально. Передаю тебе управление огнем " Ну, отец и начал управлять. Первый же снаряд попал практически в колонну. Потом второй, третий...  Немцы обалдели. Село в чистом поле и неизвестно откуда сыплются снаряды. Потом опомнились, рассредоторчились и задумались. И в задумчивости посмотрели на одиноко стоящую в поле скирду... Ну и двинулись потихоньку вперед, не обращая внимания на потери от увы, весьма редких разрывов. При этом постреливая в сторону скирды. Отец говорит, пули как-то неприятно в сене шуршали... Звонит Заварин опять начальству "Немцы совсем близко, уйти не успеем" "Ничего, Заварин, еще минут пять, я позвоню". Ладно. Немцы еще ближе. Звонит капитан "Давай, Заварин, уходи". Ха, легко сказать. Чисто поле. Совсем близко толпа немцев (отец говорит, с автоматами). И как, интересно, уходить? Правда, других вариантов не просматривалось. Поэтому сползли со связистом со скирды. Немного проползли, встали и побежали в сторону своих.  
Маленькое отступление. У меня (а может и не только у меня) в детстве бывали сны, в которых хочешь закричать - не можешь, хочешь убежать - ноги почти не двигаются. Неприятные такие сны.
Так вот у отца такой сон наяву здесь и случился. Когда неторопливо шли к скирде - вроде ничего. Но сейчас пришлось бежать. По раскисшему от дождей чернозему. А точнее, по пашне. Кроме того, что скорость бега от скорости ходьбы отличалась не сильно, такой "бег" отнимал значительно больше сил, ибо с каждым шагом на сапог налипал ком земли размером с арбуз. А сзади немцы. Слабо утешало то, что они в таких же условиях. Их было слишком много и они непрерывно стреляли.
И ведь не попали! Когда отец со связистом выбрались на относительно твердый грунт, немцы почему-то отстали.
Добрались, наконец, до дивизиона. Осмотрелись на предмет повреждений. Всех  потерь - дырявая от пуль плащ-палатка. Вот мне интересно, как можно кучей в несколько десятков человек не попасть в двух неторопливо двигающихся по полю граждан?
Но немцы-то отстать, отстали, а движение не прекратили. И скоро дошли до подножия кургана. А дивизион огонь ведет. И немцы потери несут. Но идут. Много их. А орудий в дивизионе мало - потеряли в предыдущих боях. Зато снарядов завались. Но от этого не намного легче. 
Естественно, в лоб немцы артдивизион атаковать не стали. Есть такая штука - картечь называется. Очень неприятная. Поэтому они, как люди умные, начали курган потихоньку обтекать с двух сторон. Наши начали начали орудия разворачивать веером, чтобы хоть как-то сдержать. Но увы - орудий слишком мало. Начали давить и спереди. Ситуция хреновая.
И тут. Откуда-то слева из-за кургана, с тыла,  появляется на дороге ЗИС-5, трехтонка. А в кузове морячки. А у морячков счетверенная зенитная установка из "максимов". Ситуацию они сходу оценили , опустили стволы своей зенитки и вдарили по немцам. Пулемет супротив пехоты - это вещь. Немцы залегли, где-то начали отползать... Вобщем, артиллеристы облегченно вздохнули. Но уходить все равно надо. Не удержаться. Патроны у матросиков рано или поздно закончаться... 
Пригнали по быстрому лошадок. Прицепили орудия.... А вот фиг вам. От стрельбы они увязли в грунте по самые оси... Потом хватились взвода боевого питания - типа, обоз для перевозки боеприпасов. Кто-то показал где они могут быть. Поскакал к ним лейтенантик. "Все, уходим" и еще что-то командное. А ему солдатики - "Не-а, не пойдем". Лейтенант, естественно, горячиться начал. Так ему один самый спокойный солдатик и говорит: "Лейтенант, не буди лиха. Уходи лучше".  Делать нечего. Вернулся в дивизион, докладывает. Капитан выслушал, плюнул :"Да и ... с ними" У него проблема была другая - пушки из земли выдернуть. Как говорит отец, комдив ему потом уже говорил, что первый раз  за время войны у него спина похолодела. Ибо, если орудия не выдернуть, то либо плен, либо расстрел у своих.
Но - выдернули. Как - отец уже не помнит. Боеприпасы пришлось бросить. Ушли. 
И матросики их потом догнали. Живые-здоровые и веселые. 
Почти ровно через год  отец проходил в этих местах уже в другом направлении , к переправе. На кургане все так же стояли штабеля снарядов, которые они не успели расстрелять.

Еще одна случайность. Изменившая военную судьбу моего отца. 
Уже 42 год. Шли ночью, степь, естественно, светомаскировка. Высоко в небе загудел немецкий бомбардировщик - отличали немцев от своих уже по звуку. Разведчик, наверное. И вдруг - свист одинокой бомбы. Взрыв. В стороне от колонны. Но осколок разворотил отцу кисть.
После этого переправа через Керченский пролив под немецкими бомбами, госпиталь. Кисть, слава Богу,  кое-как срослась.
После госпиталя - два предложения. Одно - командиром батареи легких самоходок. Другое - командиром пушечной батареи. Ну отец выбрал то, что больше по душе - пушки. И отправился в тыл испытывать боеприпасы. А самоходки поехали под Сталинград... 
На фронт больше отец не попал, хотя и писал рапорты до конца войны.


Powered by LiveJournal.com